Журнал Таймс о Дюнкерке: Как его видят американцы

Хитроумное устройство западных (да уже и не только) магазинов известно любому. Когда люди стоят в очереди у кассы, прям перед их глазами на полочках находится разная продукция, которую нет-нет да захочется купить. Например, жевательная резинка и батончик "Сникерса". В США обязательно находится сборка разной гепатитной прессы: о звездах, о любви, гороскопы и так далее. Исключением могут быть разве что National Geographic и журналы Times. Сам журнал Times я не читаю, но интересны специальные издания приуроченные к какому-либо событию или дате: например, смерти Стива Джобса, пятидесятилетию Стар Трека и так далее. В этот раз взгляд сразу привлек журнал, приуроченный к выхода художественного фильма Нолана "Дюнкерк". 

Обложка
Collapse )

Разбор фильма "Небо моего детства"

Я люблю казахстанский кинематограф. Я люблю фильмы Ахана Сатаева, люблю фильмы молодых режиссеров. Однако, есть определенные фильмы, которые у меня как-то не получалось посмотреть. Это фильмы про Назарбаева. Между тем, уже вышло пять частей (!), но нормальных грамотных рецензий на данные произведения до сих пор нет. Видимо, казахстанские киноведы предпочитают умалчивают о данной штамповке, руководствуясь принципом "о президенте либо хорошо, либо ничего", а зарубежным фильмы про великого президента неинтересны.

Эти выходные я решил посвятить этим фильмам и рассказать про них, ибо думаю, никто их никогда не посмотрит. Вдобавок, разбор этих фильмов поможет понять, как нашу историю пытаются перекроить в последние двадцать лет.

Итак, фильм №1: Небо моего детства. Фильм будет покрывать детские и отроческие годы Нурсултана.
Скачанный с рутракера DVD оказался достаточно дурного качества. Искренне жаль людей, потративших на это барахло деньги.

[Spoiler (click to open)]

Бабушка рассказывает про то, как Бог создавал человека. Этим нам как бы показывают, что Назарбаев – настоящий традиционный казах. Не рассказывается, как отец и мать Нурсултана встретились на строительстве Турксиба. Зачем показывать достижения проклятой советской власти.


Затем под не самую худшую музыку мальчик бегает по горам и наслаждается видами.


Сразу после названия показывают самого Назарбаева. Наверное, это единственный случай в истории, когда президент снимается в биографическом художественном фильме про самого себя.


Показывают мать Нурсултана и неторопливый голос президента рассказывает: «Перед моим рождением матери приснился вещий сон, будто на дне море она нашла старинное ружье, украшенное серебром. Толкователь снов обрадовал её: «У тебя родится сын, у которого будет долгая, полная праведной борьбы жизнь». Обратите внимание: от начала фильма еще не прошло десять минут, как нам уже расхваливают и пророчат будущего президента. На протяжении пяти фильмов, десятки самых разных людей – от кабардинских дяденек дома до репрессированных преподавателей на Украине – все как один будут пророчить великое будущее Нурсултану.


Затем мама рожает Нурсултана, и нам показывают обычную советскую больницу. Родись Нурсултан лет на 20-30 лет раньше, когда советских больниц не было, вероятность умереть была бы намного больше. Но про это в фильме не сказано. Я даже удивился, почему Нурсултан не родился где-нибудь в юрте под присмотром баксы, как настоящий традиционный казах.


Затем нас переносят в зиму 41 года.


Рассказывают, как на дом Назарбаевых напали волки. Во время драки с волками, Абиш случайно создает пожар и подпаливает себе руку. Потом ту же руку обкусывают волки.


Голос за кадром вещает: «С тех пор рука стала сохнуть, поэтому, когда через год грянула война, в армию его не взяли». Я намеренно взял кадр про зиму сорок первого года. То есть война началась зимой сорок второго что ли? Странно всё это.


Назарбаев вещает закадровым голосом: «Военное лихолетье не обошло нас стороной. Эти годы для нашей семьи слились в одну сплошную зимнюю ночь». И всё! Вообще никак не рассказывается, как фашисты повлияли на зиму в Казахстане, почему им было тяжело. Абсурдность данной фразы аналогична тому, как, скажем, жители Новой Гвинеи сказали бы: «Мы тоже пострадали от Второй Мировой – коровы плохо приносили молоко в тот год!». Фронту семья Абиша никак не помогала (иначе про это обязательно упомянули бы в фильме).


Время идёт, Султанчик (так его называют весь фильм) растёт. Однажды Султанчик заболел, и его отец поехал к русским соседям, чтобы одолжить яблок. Добрые русские соседи дали ему яблок, и Султанчик выжил. Несмотря на абсурдность этого эпизода, мне он понравился. Дружба народов и всё такое.


В дальнейшие десять минут фильма ничего не происходит. Люди бегают, веселятся, общаются, кто-то приходит в гости, кто-то уходит из гостей. В общем, простая бытовуха. Смотреть на это дико скучно. Конечно, если бы фильм был про моего дедушку, то я бы с удовольствием насладился их бытом, но выпускать про это фильм на всю страну и вбухивать деньги в такой хронометраж кажется мне глупостью.


Затем Абиш с сыном спускаются в поселок, где празднуют день Победы.


Дальше еще десять минут болтовни ни о чем, и мальчишкой Султан побеждает в скачках. На этот эпизод тоже стоит обратить внимание, так как на протяжении всех пяти фильмов Нурсултан будет побеждать всегда и всюду – в скачках, в борьбе, на уроках, в учебе, в выборах, в борьбе за власть с парламентом и везде-везде. Наверное, фильм стоило назвать не «Путь лидера», а «Нурсултан-победитель».


Уже в следующем эпизоде маленький Султан прекрасно рассказывает отцовский стих, а другие дети волнуются, забывают.


И еще десять минут ни о чем. Маленький Султан задает очевидные детские вопросы, ему очевидно отвечают. Играется с одноклассниками, друзьями. Зачем всё это снимать, какую смысловую нагрузку это несет – вообще непонятно. Наконец всё это заканчивается, Султан уже старшеклассник.


Султан-школьник стоит в очереди за хлебом (время-то послевоенное), и уступает свое место учительнице (такой хороший и добрый был Нурсултан!).


В очередь вмешивается военный с георгиевским орденом (без казахского акцента, из чего можно предположить, что он русский), и приказывает пропустить учительницу без очереди. Что хотел сказать режиссер этим эпизодом? Что наглые русские вели себя по-хамски в Казахстане? Что проклятая русня заставляла уважать учителей? Вопросы так и останутся без ответа.


Дальше рассказывается, как семье Нурсултана выделили гектар земли. Нурсултан жалуется, что отец быстро постарел под палящим солнцем и горным воздухом. Можно подумать, при кочевом образе жизни люди не старели.


Потом снова показывается школьная жизнь будущего великого лидера. Учительница спрашивает, кто же готов к уроку. Потом смотрит и говорит: «Как всегда, кроме Султана никто не готов». Ну он же великий, как же он может быть не готов к урокам. Без этого эпизода фильм был бы неполным.


До конца фильма педалируется тема с Нурсултаном-летчиком. Сначала друзья сидят на поле и спрашивают, у кого какая мечта. Затем (внезапно!) спускается летчик и на радостях (у него сын родился) отдает свою шапку Нурсултану и приговаривает: «Летчиком будешь, летчиком!». Затем летчик улетает. Сразу возникает вопрос – как летчик объяснит, куда делась его шапка, и сумеет ли он без неё приземлить нормально самолет? В общем, налицо факт намеренного вредительства. Ждем отдельный фильм про репрессированного летчика за растрату народного имущества.


В следующем эпизоде уже повзрослевший Нурсултан цитирует наизусть Гете в переводе Абая, подкалывая учительницу, что она не узнает стихотворений, хоть и является учительницей литературы.


Затем Назарбаев играет на баяне. Все хвалят его игру.


Затем побеждает в козлодрании.


Когда рука уже болит от фейспалма, рассказывается, как отец Нурсултана радуется яблоням, выращенным во дворе.


Но фильм снова возвращается в своё русло: Нурсултан лучше всех стреляет в тире. «Да ты – Ворошиловский стрелок» - приговаривает стреляющий рядом военный и приглашает в академию для летчиков в Киеве.


Тут я уже немного расслабился, фильм-то приближался к концу, а явной антисоветчины я не заметил. И тут, конечно же, в самый неожиданный момент появляется она – кровавая гэбня. Приходят к бедному отцу Абишу и говорят: «Давай-ка ты будешь платить налог с каждого дерева». Естественно, представитель советской власти должен быть максимально наглым, по-хамски требовательным и тупым, как дуболом.


Что же делает отец Нурсултана? Абиш, конечно же, психует и срубает любимые яблони. Кадры сменяются под драматическую музыку, дескать, нет никакого выхода у Абиша, кроме как срубить любимые яблони.

Тут я, как бы, сделаю небольшое отступление. Действительно, вводился такой налог. Возможно, инициатива действительно не самая умная. Но давайте подумаем: время послевоенное, страна в руинах, экономику надо поднимать. Поэтому руководство страны и вынуждено было пойти на такие меры. Вдобавок, налог можно было платить теми же яблоками. Но Абиш не такой. Абиш понимает, что яблоки его, и ни чьи больше. Не будет он ни с кем делиться ими. Обратим внимание, сынок Абиша родился в советском роддоме. Учится сынок Абиша тоже в советской школе. Кушает хлеб, зерно которого добыто в советских колхозах. Наверняка, Абиш бесплатно лечился в советских больницах. Затем сын Абиша пойдет и будет получать высшее образование (опять же бесплатное советское). Чем отплачивает Абиш советской власти? Известно, чем.


Охреневший Нурсултан приходит и спрашивает, что случилось. Абиш дерзко отвечает: «Пусть теперь забирают всё». Как говорится, назло кондуктору отморожу уши.


Спустя какое-то время, отец просит Нурсултана не идти на летчика. Тот, немного похмурившись, держа яблоки в руках, соглашается. Как бы намекается на то, что Нурсултан стал главой страны ради святой частной собственности.


Затем снова идут пять минут казахстанской природы под пафосные слова о небе его детства и, к счастью, начинаются титры.

Что я могу сказать? Когда я смотрю казахстанские фильмы, я всегда делаю большую скидку. Ощущение, будто снимал близкий мне человек, поэтому многое можно прощать. За полчаса Kazakhstan National Geographic отдельное спасибо – на большом экране получил удовольствие, и в чем-то даже проникся. Смотреть на казахский быт сталинского времени без удушливой антисоветчины – сплошное удовольствие. Некоторые детали вроде набожной бабушки или доброго дедушки заставляли меня вспоминать моих набожных и добрых покойных родственников. С технической точки зрения к фильму вообще нареканий нет – и камера стоит как надо, и музыка к месту, и актерская игра советской школы великолепна.

Как художественный фильм, он никакой. Никакой общей мысли, никакой красной нити, просто показываются какие-то эпизоды, иногда вмешивается старческий назидательный голос Назарбаева. Вот он маленький, вот ему желают великого будущего, вот у отца Абиша отсохла рука, вот депортированные балкарцы приехали, вот он повзрослел, вот он отвечает «на отлично» в школе, вот яблони срубаются.


Харизматичный мальчишка, наверное, самая приятная часть этого фильма. Он действительно чем-то цепляет, и на него приятно смотреть.

Нормальные биопики вроде «Восьмой мили», «Малкольм Экса», «Рея» или «Стив Джобса» несут какой-то определенный смысл и имеют внутреннюю драму. Например, в Стиве Джобсе показывается как эта неординарная, агрессивная личность преодолевает внутреннюю борьбу, перешагивает через свою гордость, и, в конце, зритель проникается пресловутыми семейными ценностями. А еще после грамотных биопиков мы понимаем, кто такой Стив Джобс или Малкольм Экс, мы понимаем, почему они стали именно такими, какими мы их знаем. Здесь же личность абсолютно глянцевая, взгляду не за что зацепиться. Во всем он идеален, везде хорош. Никакой у него борьбы в душе, никакого мучительного выбора, никаких эпизодов, повлиявших на него – он уже всё знает и всё понимает заранее.

С другой стороны, можно понять создателей. Кто-то там наверху «Казахфильма» решил снимать фильмы про Назарбаева и сказал: «Первым фильм будет охватывать период от рождения до школьных годов». И приходится режиссеру выкручиваться, выдумывать всякие тосты и козлодрания. Я подумал, что действительно тяжело развить драму, когда герой-школьник. Думаю, проще было снять полный фильм про отца Нурсултана. А самого сыночка оставить где-нибудь на заднем плане. Но идем дальше. Вот, я думал, сейчас будут фильмы про то, как Назарбаев-студент, как он начинает свою карьеру. Сейчас сюжет раскрутят, драмы добавят и персонаж будет не совсем уж картонно-лубочным. Глубоко, вздохнув я включил второй фильм….

После просмотра всех пяти фильмов, я понял, что первый фильм был, наверное, лучшим из пяти. Подбешивающих, нелогичных моментов и сцен в стиле «я тебе предрекаю великое будущее» в разы меньше чем в остальных частях, и, в конце концов, первый фильм даёт трех Нурсултанов по цене одного, а в последующих трех фильмах будет один и тот же актер.